Коллекция встретилась в Пушкинском музее (18+)

Данный материал подпадает под возрастное ограничение 18+, не предназначен для лиц младше этого возраста.
02, Июл, 22

Коллекция Галереи Западноевропейского искусства XIX-XX веков ГМИИ им. Пушкина — одна из богатейших. Она была собрана за 12-15 лет представителями двух крупнейших фамилий московских промышленников и меценатов — Морозовым и Щукиным.  Формат собирательства у них был разный, конечно большинство импрессионистов приобрел С.И.Щукин, но и И.А.Морозов сделал ценнейший вклад.

И вот сейчас Пушкинский музей открывает для широкой публики эту удивительную коллекцию Ивана Абрамовича Морозова. Он собиратель новой формации, все делал «по науке», «по правилам», о чем увлеченно рассказал старший научный сотрудник — хранитель ГМИИ им. А. С. Пушкина, куратор коллекции нового французского искусства Алексей Петухов. Ходить с ним по выставке – непередаваемое эстетическое и интеллектуальное удовольствие. Вы как будто погружаетесь в круг жизни Ивана Абрамовича.

Его манера коллекционирования была прогрессивной. Если Щукин мог позволить себе скупать и важное, и неважное, то И.А.Морозов был рачительным собирателем. Он изучал книги и каталоги (его архив также представлен на выставке), учебники по современному искусству. Он посылал русских художников, бывших на тот момент в Париже посмотреть ту или иную работу и сделать выводы. Так Серов даже зарисовывал для него в письмах наброски картин, давая свое резюме. Эти маленькие наброски теперь имеют огромную ценность, так как являются одновременно и художественным наследием.

Иван Морозов ввел искусство и в свою (достаточно бурную) жизнь. Его женитьба на хористке из «Яра» Евдокии Кладовщиковой в свое время всколыхнула столичное купечество. Но Иван Абрамович настоял на своем, был верен своей Досе и общество ее приняло (не без помощи Бахрушиных, еще одной семьи меценатов, именно в их доме Евдокию представили высшему обществу). Как подарок на свадьбу была заказана серия «Амур и Психея», украшавшая особняк Морозовых на Пречистенке (ее сейчас и можно увидеть на выставке), на столике в будуаре у Евдокии стояли подаренные Иваном скульптуры, искусство было неотъемлемой частью жизни супругов. Досю (ее домашнее имя) рисовали величайшие художники и на выставке мы можем увидеть ее очаровательные глаза и миловидность.

Выставка эта не случайно является главным проектом Пушкинского музея 2022 года. Она логично продолжает рассказ о великих семьях и целых династиях московских коллекционеров, благодаря которым мы имеем столь богатейшие собрания. Конечно, есть и нотка горечи —  часть коллекции закрытого в 1948 году Музея нового западного искусства была тогда передана в Эрмитаж, причем делилась коллекция Ивана Абрамовича по-варварски – разбивались парные картины, циклы и т.д.

На выставке есть и еще более трагичные моменты – диапозитивы висят вместо проданных большевиками картин. Так на месте портрета жены Сезанна лишь его маленькое изображение из музейного диапозитария и расписка. Есть и другие расписки, там стыдливо написано «Выдано Наркомпросу» и далее ничего. «Выдали» — для того, чтобы продать на аукционе. Вот так коллекция теряла и свою целостность, и свою ценность. Но и то, что осталось (а сейчас она снова дополнена хранящимися в Эрмитаже произведениями) впечатляет. Здесь и единственное полотно Мунка в России и купленный еще при жизни Ван Гог. Зал брата Михаила органично предваряет пространство выставки и дополняет масштабные залы брата Ивана. И вот уже два портрета Ренуара, купленный сперва одним братом портрет Жанны Самари и второй, приобретенный уже Иваном необычный портрет на розовом фоне (а ведь его отговаривали его приобретать! Для того времени это было слишком «смело») покоряет зрителей, создавая целую ретроспективу коллекционирования Морозовых.

В экспозицию вошли 67 работ из Эрмитажа, 63 – из Третьяковской галереи и 103 – из ГМИИ им. А.С. Пушкина. На выставке представлены работы М. Дени, А. Сислея, К. Писсарро, П. О. Ренуара, К. Моне, П. Синьяка, А. Майоля, П. Гогена, А. Матисса, П. Пикассо, В. Васнецова, К. Коровина, И. Левитана, М. Шагала, Б. Кустодиева, В. Серова, С. Виноградова, В. Сурикова и других художников.

Так, например, в 1914-м стало сложно приобретать зарубежные картины и Иван Морозов стал открывать «новые имена», приобрел две работы Марка Шагала, опередив свое время (популярным этот художник станет десятилетия спустя). Удивительно, что собирать искусство Иван Абрамович начал всего лишь с 1903 года (на выставке есть даже первая приобретенная им работа, довольно «скандальная» по тем временам «Утро апаша»). И за такой небольшой период, да еще с потрясениями 1905 года и Первой Мировой, он собрал поистине уникальное собрание. Последняя работа поступила к нему в 1917-м.

Вывезти коллекцию в эмиграцию естественно не удалось, она была национализирована, Первые годы Иван Морозов был оставлен в качестве хранителя и даже водил экскурсии по своей коллекции, как говорил он сам залы Сезанна его очень успокаивали. За рубежом он начал болеть и чахнуть, потеря коллекции, дела всей жизни (а он в будущем хотел организовать открытый музей и даже передать ее городу, также как поступил Третьяков. Соответствующие строчки даже были в его первом дореволюционном завещании) очень тяжело сказалась на нем. Умер он в 49 лет от сердечного приступа. Но то, что он сделал мы можем наблюдать и сейчас. Особенно приятно, что в залах ГМИИ им. Пушкина воссоединились и разрозненные части коллекции Ивана, и часть любимого брата Михаила. Все это, как гимн русским меценатам, которые собирали свои коллекции не для выгоды, не как инвестиции, а «искусство ради искусства».

Подробности и билеты: https://morozov.pushkinmuseum.art

Текст: Елена Злотникова.

Фотограф Елена Никитченко.

                              


Create Account



Log In Your Account