Лекция на тему: «Ольга Книппер-Чехова: муза великого писателя»

21, Сен, 18

20 сентября в 17:00 в Международном мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня» прошла мультимедийная лекция профессора кафедры русской классической литературы и славистики Литературного института им. А.М Горького, доктора филологических наук Галины Загородней, посвященная 150-летию со дня рождения Ольги Книппер-Чеховой.

Книппер-Чехова — одна из самых близких А.П Чехову женщин, сопровождавшая его на творческом пути до самой смерти писателя в 1904 году.

В ходе лекции обсуждались заслуги жены писателя, ее вклад в творчество Чехова и причины, почему Ольгу Книппер можно считать создательницей образов «чеховских женщин». Что же все-таки стоит за интересом к музам? Единственный способ узнать — «разбить пыльную школьную рамку», ведь «великие люди тоже люди. Со своими особенностями».

Галина Загородняя отмечает, что «бурные романы не были пространством для творческого развития Чехова, он склонен был держать от женщин «ироничную» дистанцию, признаваясь в письме А.С Суворину, что «у него было мало романов.» Писатель ценил не только внешность, но и талант, жизненное призвание, а потому Лидия Мизинова, одна из подруг Чехова, так и осталась его «декадентской музой», не более.

«Книппер была необычной женой, необычной музой. Слишком талантливой, слишком деятельной. Два ее главных романа — с театром и Чеховым продолжались неразрывно.» Для них обоих на первом плане было дело. Словом, «тройственный союз»: он, она и сцена. В своих стремлениях двое людей абсолютно совпали, образовав органичный союз, ставший поводом для многих пересудов из-за своей неординарности, рвущей все шаблоны. Для писателя Книппер была «сотворцом, соратницей, вдохновляя его активно, деятельно.

«Ты должен писать, несмотря на приезд именитых гостей. Ты должен писать, должен знать, что это нужно, что этого ждут, что это хорошо.» — отвечает она в письме от 7 марта 1903 года на жалобы Чехова о нежелании писать пьесу.

«Мы ни в коем случае не приуменьшаем сценического таланта Книппер, но так уж сложилось, что ее ставят обычно не в один ряд со Станиславским, а с Лилей Брик и Любовью Менделеевой (Блок)»

Ольга Книппер — словно героиня, сошедшая со страниц очередной пьесы. «Образованность, интеллигентность, элегантность и королевское достоинство — вот ее неотъемлемые черты. Ей очень свойственно чеховское «неприятие внешнего жеста, пафосности». С уверенностью можно сказать, что Чехова как художника и писателя Книппер понимала лучше всех. Она словно чувствовала его мысли, глубоко и тактично изображая героинь его пьес. Эта женщина стояла у истоков МХАТа, участвуя во всех чеховских спектаклях. Машу из «Трех Сестер» она воспринимала как живого человека, особо настраиваясь перед каждым представлением.

«Он и она встретились, полюбили друг друга, поженились и были несчастливы» — роман из одной фразы. Но не о Чехове, не о Книппер. Быть может, если бы простой мужчина, а не писатель женился бы на простой женщине, а не на актрисе, мы вернулись бы к форме однострочного романа о «ней» и о «нем».

«Не все семьи счастливы одинаково, ведь счастье многолико, как и сама жизнь. — говорит напоследок Галина Загородняя. Главное — слушать себя, «не поддаваться на навязанное извне» и любить даже если «журавлиный нос вырастет».

Екатерина Караулова

Фото автора


Create Account



Log In Your Account