Не только Гоголь: «Мертвые души» в театре Романа Виктюка 18+

Данный материал подпадает под возрастное ограничение 18+, не предназначен для лиц младше этого возраста.
21, Мар, 22

В театре Романа Виктюка поставили «Мертвые души» по мотивам одноименной хрестоматийной поэмы Гоголя. Режиссер – художественный руководитель театра Денис Азаров, драматург Ольга Никифорова. В буклете так и написано – «драматург», но это громко сказано. Никифорова – автор инсценировки, имеющая опыт работы со сценариями мультфильмов, телешоу, сериала, а тут театр и сам Гоголь. В соавторстве с режиссером  она написала что-то вроде либретто к данному спектаклю, сохранив диалоги классика. Определение из музыкального театра не так уж неподходяще — кроме текста Гоголя, здесь не меньше места занимают песни, пляски, пластические этюды и даже страшная сказка «Мертвый жених» из сборника Афанасьева, которую рассказывает один из многочисленных  придуманных постановщиком второстепенных  персонажей. Не по сюжету рассказывает, а так, для антуража.

Перед началом репетиций «Мертвых душ» режиссер и артисты ездили в экспедицию по Нижегородской области. Считается, что, скорее всего, там и происходило действие поэмы Гоголя. Традиция театральных экспедиций давняя, когда-то и артисты Художественного театра во главе со Станиславским изучали ночлежки Хитровки перед постановкой пьесы Горького «На дне». Вопрос только в том,  как использовать в спектакле добытое в этих экспедициях. Денис Азаров говорит, что материал, собранный в поездках, помог лучше узнать и понять героев. А может быть, дал ему и идею портрета России времен Гоголя. Азаров щедро уснастил спектакль фольклорным звучанием, в основном, песнями в былинном стиле на электронном фоне (Вадим Каверин). Музыкальность театра Виктюка – и постановок, и великолепных артистов-универсалов  – известна, всегда много музыки, песни, танцы, требующие от артистов большого  мастерства (хореограф Анна Закусова).

Азаров следует негласным «правилам» режиссеров последнего времени — и по отношению к великим авторам, и по тому, какую роль они отводят себе, актерам и публике: я так вижу, актеры должны полностью раскрепоститься (раздеться), публика может трактовать как хочет. Спектакль сделан по распространенному в современном театре шаблону: берется произведение классика, где уже есть готовый сюжет (свой собственный сочинить, как положено настоящему драматургу, куда как труднее), действие переносится в наше время, костюмы персонажей соответствующие. Для экономии, что ли? Платье для своей роли любой актер такого спектакля найдет у себя или у мамы дома в шкафу, подойдет абсолютно все (художник по костюмам Анна Хрусталева). Чичиков в фиолетовом пиджаке (Сергей Епишев) приезжает не в бричке, а на поезде, кучер Селифан (Степан Лапин) и лакей Петрушка (Дмитрий Тадтаев) теперь просто помощники (или приспешники).

Вокзал, никогда не спящий, перрон, ослепляющий фонарями и фарами (художник по свету Иван Виноградов), подземный переход с граффити становятся населенным подпунктом со своими пьющими жителями «полусвета» (сценография Николая Симонова). Это, как говорит Азаров, и платформа крошечного городка, мимо которого без остановки пролетают скоростные поезда, и путь, по которому несется птица-тройка. А может быть, и портал, по которому путешествуют мёртвые души… «Мертвые души» 90-х? Домысливай, зритель, как хочешь. Только эта чернуха давно не в моде, даже если режиссер и хотел таким образом провести параллель с атмосферой провинциального городка времен Гоголя.

Цельности, драматургии как таковой нет, просто меняются картины, появляются друг за другом персонажи, которых по очереди посещает Чичиков, (диалоги все по Гоголю): Манилов (Иван Иванович), Ноздрев (Дмитрий Голубев), Собакевич (Дмитрий Жойдик), Плюшкин (Дмитрий Бозин), губернатор (Александр Семенов) и его дочка (Мария Дудник). Актрису раздевают до трусов и долго мажут то ли кремом, то ли глиной, в общем, имеется в виду, грязью. (По книге – мазали фигурально, злословили о том, что она собралась бежать с Чичиковым).

Есть тут  и участковый (Михаил Руденко), и следователь Порфирий Петрович (Иван Степанов), допрашивающий свидетелей по делу  афериста Чичикова. Почему именно Порфирий Петрович, как у Достоевского? Чтобы ты, зритель, терзался – наверное, неспроста. Денис Азаров обрушил на тебя все свои идеи, а ты уж тут сам разгребай, что к чему. Мертвые и живые вперемешку, поют хором, декламируют про Русь-тройку, рассуждают про колесо, доедет до Москвы или не доедет. Почему именно такая песня сейчас звучит, и как ее содержание связано с действием, неясно. Вообще Никифор Ляпис-Трубецкой  не раз вспоминается на протяжении спектакля — «непонятно, зачем, неизвестно, на кой».

Порадовала сцена с Коробочкой (Людмила Погорелова) – легкая и с юмором, на ней можно эмоционально отдохнуть от предыдущего.  

Подслушанные в театре реплики разнились: «у меня от этого спектакля прямо настроение упало», «я в восторге, как это сделано», «ну… всякого много, но сделано талантливо», «зачем-то 90-е тут вспомнили, мы уже ушли от этого», «слишком всего много, как-то непонятно, зачем столько персонажей?» Соглашусь с тем, что, действительно, и с многофигурностью перебор, и чернухи многовато, в наше время она смотрится устаревшей.

Спектакль участвует в программе Пушкинская карта, но школьникам это не подойдет. А взрослым может быть интересно, и, как всегда у Виктюка, все артисты бесподобны.

                                                                        х х х

Ольга Новикова

Фото  с официального сайта театра https://teatrviktuka.ru/mertvye-dushi/


Create Account



Log In Your Account