НЕНАВСЕГДА. 1968–1985

09, Июл, 20

«НЕНАВСЕГДА. 1968–1985» — это масштабная выставка-исследование, которая задумана как вторая часть трилогии, посвященной послевоенному советскому искусству и включающей в себя выставки о трех исторических периодах — оттепели, застое и перестройке. Но если в «Оттепели» (2017) основное внимание кураторов было уделено стилевым тенденциям и общим идеям эпохи, то «НЕНАВСЕГДА…» ставит целью проанализировать индивидуальное и массовое сознание этого времени на материале художественных произведений. Это первая попытка подобного анализа в отечественной музейной практике. Также впервые советское искусство конца 1960-х – середины 1980-х годов рассматривается в контексте мировой проблематики постмодернизма.

Выставка посвящена периоду советской истории, который со времен перестройки стали обозначать как эпоху застоя, что подразумевало в первую очередь фактор стагнации в экономике и политической жизни. Но это определение может показаться некорректным, если говорить о культуре того времени, чрезвычайно насыщенной интеллектуальными спорами, поисками и открытиями.    Именно в этот период формируется школа московского концептуализма, Андрей Тарковский и Юрий Норштейн снимают свои классические фильмы, Альфред Шнитке формулирует принцип музыкальной полистилистики, а Дмитрий Александрович Пригов и Владимир Сорокин создают первые образцы постмодернистской литературы на русском языке. Можно долго спорить о том, благодаря или вопреки каким обстоятельствам появились все упомянутые произведения, но в любом случае на их создание повлияла совокупность многих факторов.

Если в эпоху оттепели авторы в своих произведениях зачастую проявляли эмоциональную вовлеченность, то в эпоху застоя в работах начали преобладать отстраненность и критический анализ. Основным модусом бытия стала двойная жизнь как способ сохранить себя в условиях советской реальности. Следует отметить, что, несмотря на политическую несвободу, советские граждане в этот период имели гораздо боль е свободного времени, которое они заполняли досугом самого разного характера — от кухонных застолий с разговорами до эзотерических поисков и создания новых художественных практик.

В рамках данного выставочного проекта предпринята попытка интерпретировать искусство эпохи застоя в контексте мировой проблематики постмодернизма. Несмотря на относительную изоляцию, в позднем СССР осуществлялся переход от индустриальной культуры к информационной, и советские художники столкнулись с проблемами поисков идентичности, смешения языков, взаимодействия локальных и глобальных контекстов. Советская культура приняла вызов постмодерна, но не смогла выдержать его напор в условиях закрытого общества и старых управленческих механизмов.

Экспозиция построена по принципу демонстрации действия и противодействия, где действием становится общая идеологическая риторика, а противодействием — различные модели бегства от реальности. Выставка включает в себя восемь разделов, в которых раскрываются ключевые темы эпохи: «Ритуал и власть», «Соц-арт», «Религиозный мистицизм», «Деревня», «Детство», «Сообщества», «История и остановленное время», «Исчезновение». В выбранных темах феномены официального искусства соотносятся с феноменами андеграунда и альтернативной культуры по принципу кривых зеркал. В каждом разделе собраны варианты эскапизма, способы обмануть время, чтобы выйти за пределы советской реальности и еще даль е — за пределы реальности как таковой. Первый раздел выставки, «Ритуал и власть», погружает в идеологический контекст, в котором существовал человек эпохи застоя. Здесь собраны образцы монументальной пропаганды, а также произведения, отражающие состояние холодной войны. Раздел «Соц-арт» представляет ситуацию, когда способом переживания и переосмысления профанной реальности становились ее ироничное переигрывание и попытка посмотреть на происходящее одновременно изнутри и со стороны.

В следующем разделе рассматривается феномен собирательного определения «религиозная мистика», которое утвердилось по отношению к творчеству писателей и художников, увлекавшихся различными духовными практиками. Зачастую это были индивидуальные практики с импровизированными ритуалами в отрыве от традиционных церковных институтов. В разделе «Деревня» представлены варианты интерпретации деревенской темы — от трагедии человека, оторванного от земли, до лубочной идеализированной утопии. В эпоху застоя города притягивали все боль е и боль е молодых людей, а индустриальная культура заменяла собой традиционную аграрную. В то же время в деревню устремились интеллектуалы — писатели и художники — в поисках духовного ресурса и идентичности, которые обострились в позднесоветский период.

Еще один раздел выставки — «Детство». В эпоху застоя ребенок становится своего рода идеалом нового человека. Особую популярность приобретают жанр подросткового кино и тема первой любви. В изобразительном искусстве художники отказываются от дидактического пафоса и показывают своих героев в моменты познания мира, игры, досуга на природе, вкладывая в них и ноту ностальгии по собственному детству как периоду надежд и боль их возможностей. Таким образом, тема детства сопрягается с темой утраты и ностальгии.

В 1970-е годы начался распад боль их общностей на малые группы по интересам. Тема сообществ постоянная в картинах семидесятников, которые изображают тесные компании друзей во время совместного проведения досуга, и неважно, что они делают, – важно, что они это делают вместе.   для неофициального советского искусства закрытые сообщества становятся основным условием его существования, независимого от официальной художественной сцены. В разделе «История и остановленное время» анализируется еще один феномен эпохи —массовый интерес к истории в 1970– 1980-е годы. В это время получают распространение исторические романы, костюмированные драмы по мотивам классических произведений, а в живописи — множественные цитаты из шедевров разных эпох. В каком-то смысле бегство в прошлое было обусловлено потерей связей с настоящим и отсутствием картины будущего. Ретроспективизм становится одним из самых распространенных направлений в искусстве эпохи застоя, а крайней степенью эскапизма как бегства от реальности — исчезновение. Эта тема связана с ощущением потерянности, раздвоенности, попыткой найти убежище или спрятаться. В искусстве застоя возникает ключевой мотив – пустота.

К выставке издан каталог, который для удобства посетителей заранее выложен в онлайн-продажу. Каталог содержит статьи ведущих критиков и искусствоведов, культурологов разных поколений, которые разносторонне проанализировали эпоху застоя.

В рамках проекта подготовлена об ирная культурно-образовательная программа. Она включает Zoom-дискуссии, начавшиеся в мае 2020 года, лекции, кинопоказы. На образовательном портале Третьяковской галереи «Лаврус» публикуется спецпроект.

Выставку «НЕНАВСЕГДА …» сопровождает экспериментальная рекламная кампания, которая опирается на образы трех действующих лиц — собирательных героев эпохи. Это три узнаваемых персонажа времени, а их образы навеяны культовыми фильмами того периода: мужчина среднего возраста— госслужащий; молодой человек — инженер-конструктор или архитектор; деву ка, готовящаяся к поступлению в аспирантуру и обладающая непостижимым талантом советских женщин выглядеть модно и привлекательно в условиях тотального дефицита. У каждого из них своя история, которая предстает на

отдельных афишах и в коротких роликах, а вместе они встречаются в главном игровом ролике, специально созданном для на ей выставки.

Выставка открыта с 7 июля по 11 октября 2020 года Крымский Вал, 10, Новая Третьяковка, залы 60–62

Государственная Третьяковская галерея

Фотограф Елена Никитченко

             


Create Account



Log In Your Account