Оскар Фельцман: «Задушевные песни помогают людям жить»

01, Мар, 21

Столетие со дня рождения композитора Оскара Фельцмана — автора знаменитых песен, на которых выросло не одно поколение, прошло непривычно скромно. По телевидению — документальный фильм «Оскар», песни Фельцмана в передаче «Романтика романса» и несколько заметок в интернете.

Вспоминается грандиозный концерт в зале «Россия». В свой 90-летний юбилей маэстро сам был за роялем, когда под эстрадно-симфонический оркестр его песни пели Эдита Пьеха, Иосиф Кобзон, Эдуард Хиль, Элина Быстрицкая, Людмила Сенчина, хор Турецкого, Тамара Гвердцители, Сергей Захаров и другие солисты и коллективы. Весь зал подпевал песням, которые разлетелись в свое время по всей стране — «Огромное небо», «Венок Дуная», «Топ-топ топает малыш», «Наш сосед», «Старые слова», «Баллада о красках» и другие, все невозможно перечислить. А ещё, конечно, «Ландыши». Те самые «Ландыши», на мелодию которых в рекламе совсем недавно пели «Нагетсы, нагетсы», что многих возмущало и очень огорчало вдову композитора Нину Васильевну Каранову.

Нина Васильевна, вторая жена композитора, по профессии врач-стоматолог, много лет проработала в ведомственной поликлинике, у неё лечилась вся семья Фельцманов, и жили они в одном доме. После того как композитор овдовел, она стала его спутницей жизни, «родным человечком», как он её называл. Друг семьи известный художник Александр Шилов на прощании с Оскаром Борисовичем в Доме композиторов повернулся к маленькой женщине в чёрном жакете и коснулся рукой пола: «Низкий вам поклон, дорогая Нина, вы подарили ему 15 лет жизни». Это те годы, которые они прожили вместе.

Интервью Оскара Фельцмана, данное автору этих строк, оказалось последним в его жизни, а журнал «Мир женской политики» — первым изданием, которое его публикует.

Разговор начался с фирмы » Мелодия», выпускавшей пластинки. Тогда это называлось грамзапись, а продукт — грампластинка (то, что сейчас называют винил).

ОФ — Лучшие записи осуществлялись на фирме «Мелодия», тогда она была в самом расцвете. Там существовал художественный совет, а я был заместителем председателя по разделу «массовые музыкальные жанры». Тогда ни одна песня не проходила мимо худсовета.

Сейчас могут подумать, что это было что-то страшное, цензура, а на самом деле это было очень хороший совет, он халтуры не пропускал и в отношении стихов, и в отношении музыки и ее исполнения. В совет входили композиторы Блантер, Соловьёв-Седой, Колмановский, Островский, Пахмутова. Поэты были Долматовский, Матусовский, Ошанин, Рождественский, то есть цвет поэтической мысли. Мы слушали песни каждый четверг, что-то принимали, что-то отвергали.

ОН: Дополню Оскара Борисовича. Упомянутые им композиторы, члены художественного совета — выдающиеся мастера, песни которых известны во многих странах и поются даже на других языках, исполняются у нас и за рубежом в виде инструментальных композиций: Матвей Блантер — «Катюша», Соловьёв-Седой — «Подмосковные вечера», Колмановский — «Я люблю тебя жизнь», Островский — «Пусть всегда будет солнце». Из перечисленных Фельцманом композиторов ныне здравствует только Александра Николаевна Пахмутова, она тоже отметила 90-летний юбилей, и её песни поют до сих пор. А «Трус не играет в хоккей», пожалуй, лучшая песня о спорте, стала гимном хоккеистов.

Сегодня часто слышится вопрос, почему раньше были такие хорошие песни, а сейчас их нет. То и дело повзрослевшие именитые эстрадные исполнители берут в свой репертуар песни, написанные в 20 веке, им не хватает эстетического наполнения, красоты в том, что сочиняют сейчас. Что, талантами оскудела русская земля? Да нет, конечно.

Ответ на этот вопрос даёт сам Оскар Фельцман. Его, кстати, очень интересно и легко слушать, речь льётся, как будто он не только композитор, но и поэт.

ОФ: Меня часто спрашивают, как я отношусь к теперешнему положению с песней.  Кое-что мне нравится, есть способные авторы и хорошие исполнители. Но я никогда не думал, что будут выпускать столько серой продукции. Песни, родившиеся в начале советской власти, когда были Дунаевский, братья Покрасс, Листов — это самый высокий уровень, то есть песня классическая и она развивалась. Эти песни помогали людям в жизни, заходили в дома и оставались там на долгие годы.  Смысл настоящей песни — помогать людям жить и отражать их жизнь. Мы ездили от Москвы до самых до окраин, встречались с людьми разных профессий и возрастов, и эти впечатления потом формировали стиль песни, её поэзию и музыкальные интонации, вот какое было серьёзное направление в массовом музыкальном жанре. Сейчас одна песня похожа на другую, десять исполнителей, а впечатление, что поёт один и тот же человек. Когда были худсоветы, не было пошлятины в музыке, сто раз не повторяли одно и то же слово, не могло быть «я беременна, но это временно», безобразия мы не пропускали. Художественные советы, которые бы предъявляли определённые требования к произведениям, обязательно нужны.

ОН: Композитор прав. Отмена художественных советов — одна из причин засилья серости сегодня. «Цензом» стали деньги. В переводе с латыни это слово означает уровень, квалификация. Цензура — оценка этого уровня, надзор за тем, чтобы та и иная деятельность, в данном случае, художественная продукция, соответствовала высокому цензу. Теперь мы пожинаем плоды отсутствия ценза на нашей эстраде.

Но среди заполитизированных чиновников во времена молодости Фельцмана были и такие, кто старался «прижать» авторов, навязав оценке песен политический ракурс.

ОФ: Два десятка лет меня ругали за «Ландыши». Народ их любил, пели, слушали, покупали пластинки. А работники ЦК говорили, что это легкомысленная песня, которая разлагает людей, чуть ли не подрывает основы советской власти. Представляете?! Я думаю, да и друзья мне говорили, что это от зависти. Мои гонорары за концерты, пластинки превышали зарплату чиновников.

Я считаю, что вся музыка делится на две части — хорошая и плохая. Все жанры хороши, кроме скучного и бездарного. Как говорится, от Баха до Оффенбаха. У нас в семье так и было — я эстрадный композитор, а мой сын Владимир стал широко известным классическим пианистом.

ОН: Традиционный вопрос — Ваши пожелания современным композиторам и исполнителям, работающим в эстраде, или, как сейчас говорят, поп-музыке.

ОФ: Чтобы они меньше гонялись за славой и больше работали над собой в высоком понимании этого слова. Это требует занятий, школы, хорошего образования. На молодых лежит особая ответственность — не дать угаснуть развитию вначале советской классической, а теперь российской песне.

Интервью печатается с сокращениями.

Ольга Новикова

Фото из архива автора.

   


Create Account



Log In Your Account