Падение в бездну

22, Фев, 15

 Владимир Мирзоев поставил в театре имени Пушкина «Вишневый сад» с Викторией Исаковой в роли Раневской.

Как говорит сам режиссёр, что он и актёры пытались представить пьесу, рассказывающую о времени катастроф, времени «лишних людей», которых постепенно «вырубают» как ненужные деревья, и на смену им приходят люди с новыми взглядами на жизнь.

«Вишневый сад» у Чехова  комедия, но смотря спектакль Мирзоева, в жанре, заданным автором, начинаешь сомневаться.

На сцене покатый помост, помост в пропасть, с которого и летят все вниз, как на американских горках, когда Ермолай Лопахин (Александр Петров) говорит, что он купил сад. Помост же выполняет и роль «многоуважаемого» шкафа, к которому обращается Гаев (Андрей Сухов). На нем же прорисованы окна и двери, как на стене дома. А когда Раневскую встречают с вокзала и входят все в дом, нарисованная дверь опускается вниз, образуя выход из светового подвала, с ощущением, что пришли мертвецы. Вверх поднимается огромное сооружение из перекрещенных балок. Порой кажется, что это крест, обращаясь к которому в конце спектакля, Раневская поет песню на стихи Алексея Толстова «Грешница». А порой задумываешься о том, что балки пересекаются как объемная система координат, где в точке с постоянными значениями и находится имение, а движется только время…

Все серо и пессимистично в спектакле. Серы костюмы, серы характеры героев. Кажется, что им все равно. И вроде же Лопахин, изображенный новым человеком, должен верить в будущее, но и он живет по наитию. Спектакль начинается с разговора Дуняши (Анастасия Мытражик) с Лопахиным в его комнате, давая понять об их близких отношениях, но отношениях без чувств. Дуняша, пожалуй, самый живой персонаж спектакля —  девушка, пытающаяся пристроить себя и ей все равно с кем быть: с Лопахиным, с Епиходовым (Сергей Миллер), с Яшей (Артем Ешкин), лишь бы не пропасть, приспособиться к жизни. Если надо может и прислуживать, а может и латинские танцы танцевать не хуже барынь.

Исакова играет женщину, которой уже настолько опостылели мужчины, что приехав на место своего детства, ей хочется отдыха, но и тут к ней льнут мужчины. И Лопахин, неравнодушный к ней с детства, и, кажется, что даже покупает имение с желанием принести ей в дар, но ей это не нужно. И Яша, постоянно кружащийся вокруг барыни, и Фирс заботливо ухаживающий за ней. И даже Петя, учитель умершего сына Раневской, приезжает, чтобы увидеть её и объясниться в своих желаниях.

Смотря на режиссерский замысел, все-таки не видишь в спектакле заложенной им мысли о смене людей, веков, поколений, а скорее, кажется, что в пропасть катятся все. Всё серо, всё безысходно, и общий энергичный танец, больше похож не на вечеринку у реки, а на последние судороги. Даже капельницы с новой кровью, которые как по волшебству Шарлотты (Вера Воронкова) спадают вниз, и которой все напитываются, не изменяют ситуацию. И слова Фирса (Михаил Жигалов) о том, что «жизнь прошла, как будто и не жил» применимы к каждому герою. Не понимаешь, зачем нужно было приглашать актёров из других театров, ведь если заменить их, ничего кардинально не измениться. Да и текст не кажется важным в этом спектакле.

__

Наталия Козлова

Фотограф Яковлева Светлана

                                             


Create Account



Log In Your Account