ПОДОБНА ЦВЕТКУ

03, Апр, 21

Сон…Венок фиалковый душным безумием благоухает…(Елена Анфимова «Лихоманка»)

Когда-то очень давно в 90-х годах прошлого века я была увлечена суфийской поэзией, стихотворными формами средневековой японской и китайской литературы,  «Витязь в тигровой шкуре» Шота Руставели был  моей настольной книгой. Образы царей, цариц из восточной мифологии,  загадочные клинописные глиняные таблички Шумерского царства, —  вдохновляли меня, будоражили образами. Я искала художников, скульпторов, графиков, чтобы визуализировать поэтическую метафору. В 1998 году мною   был  рожден  художественный проект «Красавица! Богиня?! Ангел??», успешно прошедший в Центральном Доме Художника.  Считается, что «все возвращается на круги своя», прошло более двадцати лет и мне захотелось переосмыслить пережитые моменты той выставки, совершенно иначе взглянуть на образ музы, образ женщины – цветка и еще раскрыть символизм  цветка, как поэтического образа.

Так возник новый проект «ПОДОБНА ЦВЕТКУ», который успешно стартовал в зале «Лаборатория» Центра дизайна «ARTPLAY» 25 марта сего года. Поэтическая метафора   в названии отсылает к традиции японской танки, небольшая часть стихотворной формы  присущей этому стилю.   «Фантастическая красота» – так характеризуют зрители  коллекцию произведений, которые вошли в экспозицию выставки.

Вопрос об абсолютной красоте    актуален всегда   с момента прикосновения  кисти художника  к холсту,  ведь картина  отражает истинное состояние  души художника во время создания образа – цветок ли это,  обнаженная модель или мифологические образы богов и богинь, иллюзия,  пришедшая во сне, или визуализация литературных форм.  

Образ цветка символичен, несет различные философские, религиозные, мифологические контексты в разных культурах мира. Идеал в абсолюте – это природа, создающая совершенные по  форме и палитре цветы. В Японии, Китае, Таиланде существует символический язык цветов, который  соотносится с главными человеческими этапами становления – рождением, жизнью, любовью, смертью.

Цветы и муза неразрывны в единстве красоты. Муза как образ девы в живописи  многих столетий представлялась  в обрамлении цветов, букетов, трав. Её  красота  вдохновляла  ум и интуицию художника на создание  произведения.  В образе музы «тайна» двоих —  Художника и Модели. Модель – муза в образе девы и модель как  цветок, который, как  и муза   скоротечен в своей  быстро исчезающей красоте.    

Суфийская стихотворная традиция, японские танка  и хокку, «Песня Песней»  Ветхозаветной   Библии наполнены метафорическими образами, которые  символизируют о непорочности и чистоте души, красоте и коварстве, нежности и страстности. В проекте  удалось  соединить цитаты из антологии мировой и современной поэзии  с картинами ярких представителей художественных школ России. В этой непростой эстетической  задаче    мне, как куратору и автору идеи, огромную помощь оказала Елена Анфимова, известный московский каллиграф.  Она создала каллиграфические  листы с поэзией, являющиеся тем дополнительным элементом к картинам художников участников проекта, что, на наш взгляд, мотивирует зрителя на размышления, соединяя визуальный образ с поэтическим, приглашает к диалогу.

Елена Анфимова о себе: «Легкий аромат потустороннего, скрытого от глаз и затерянного в веках. Сказка, миф, легенда. Это  всегда настраивает меня на творческий лад. Долгие годы моей настольной книгой были энциклопедии мифов и легенд. А поэзия Н.Гумилева в «Поэме Начал» звучала как мантра. Символизм, образность, певучесть. Но лично для меня, не для всех. Вот главные критерии выбора слов для каллиграфии. » Я один на один с этим миром, у меня нет богов и кумиров». Это мое жизненное кредо. Почти всему, что я умею, я научилась сама. И долгое время так и творила. Всё дополнительное образование я подчиняла только одной цели — шагнуть дальше. Покорить новую вершину. И искать следующий вызов».

Поэтика в живописи Сурена Айвазяна явлена, как в «портретах»   цветов, так и  образах гурий, богов, богинь, где миф и выдумка автора органичны  в их  мистической,  в чем-то даже сакральной  составляющей.  Его периоды молчания, уход в себя, медитация в природе, – все это  мне  напоминает китайские практики фен – лю («Ветер и поток»), принципы естественного проникновения в окружающий мир природы и иллюзии, что позволяет художнику выполнить  преображение обычного в некую сакральную константу в каждом новом цикле работ. Сказочная страна Маргуш (Маргиана по-гречески), легенды о которой  он услышал  в 90-е  в Туркмении во время археологических раскопок, подвигла Сурена на создание мифологического  цикла, при работе над картинами не обошлось без влияния эпохи модерна, творчества Климта и  Врубеля. Его  обнаженные, написанные в новом тысячелетии, отсылают  к графике Пикассо.  Сурен  сознается, что учился на  каталогах мастера,  в его ню почти нет телесности и эротики, но есть недосказанность, тайна, как и во  многих его работах. 

Термином «айрен», обозначающим традиционную армянскую стихотворную форму, называет многие свои картины Александр Грип – художник, влюбленный в поэзию Кучака.  Для меня его  картины сродни полифонии акапельных  армянских церковных песнопений, многослойность его живописных метафор завораживает плотным и насыщенным пространством  характерным для армянской иконографической школы, создавая многоплановые визуальные контексты в мифологии образов. Родившись в Белоруссии, Александр Грип в раннем возрасте попал в Армению, где и провел около тридцати лет, отсюда влияние армянской культурной традиции на его творчество.

Юрий Дырин вот уже много лет верен  мифологии финно-угорских народов, которую он ярко, самобытно, небанально и современно интерпретирует. В его творчестве нет «барьеров дозволенного», он свободно манипулирует всеми доступными художественными средствами и инструментами, создавая картины в  различных стилевых направлениях от этнофутуризма и  наива до   постмодернистского поля сарказма. Часто иррациональные образы напоминают фантазии ребенка,  именно в этом причина того, что в картинах Юрия нет фальши и скуки, в них  энергия, цвет, радость восприятия окружающего мира.

Галина Мажейкина – куратор художественных проектов с 1992 года, профессиональный культуролог и искусствовед, автор более двадцати научных и популярных статей о проблемах современного искусства в журналах «Русское искусство», «Искусствознание», «Искусство Евразии», «Знание. Понимание. Умение»  и др. В 2003 году награждена Дипломом Академии живописи Санкт-Петербурга за вклад в развитие современной культуры. Сделала около  сорока  художественных выставок,  как в России, так и за рубежом, участник трех Международных фестивалей искусств (2002, 2003, 2005) в г. Магдебурге (Германия), коллекционер современного искусства,

Текст статьи: Галина Мажейкина (культуролог, искусствовед)

e-mail:garden2008@yandex.ru Instagram: @galina_mazheykina  #подобнацветку

       


Create Account



Log In Your Account