Продолжатель музыкальной династии — Дмитрий Сибирцев.

01, Июл, 16

ДМИТРИЙ СИБИРЦЕВ — директор театра, выпускник фортепианного факультета Уральской государственной консерватории им. М.П. Мусоргского (класс проф. Л. Куценко, 1995). Начинал артистическую карьеру как пианист, с 1996 г. выступая с сольными программами и в качестве концертмейстера в вокальных и инструментальных ансамблях с выдающимися отечественными и зарубежными мастерами оперной сцены, среди которых — В. Чернов, А. Ведерников, М. Пальм, Б. Ятич, Т. Гугушвили, А. Сибирцев, Н. Усенбаева, А. Абдразаков, а также молодыми звездами — М. Казаковым, Т. Штондой, Я. Янишевским, К. Норвелисом, В. Байковым, А. Киселевым, М. Гужовым, П. Кудиновым, М. Давыдовым, М. Пастером, М. Урусовым, А. Захаровым, Е. Манистиной, А. Шагимуратовой и др.

Продолжатель династии музыкантов. Дед, Александр Терентьевич Зуев, — первый баян Краснознаменного Ансамбля песни и пляски им. Александрова, озвучивал лучшие отечественные фильмы, среди которых: «Трактористы», «Сказание о Земле Сибирской» и др. Дядя, Зуев Сергей Александрович, — тенор, Заслуженный артист России. Отец, Сибирцев Александр Сергеевич, — выдающийся советский и российский тенор, Народный артист России, лауреат Государственной премии РФ им. Глинки (за роль Пьера Безухова в постановке оперы С. Прокофьева «Война и Мир»), Заслуженный деятель искусств Республики Польша, профессор, директор (1992–2001) и ведущий солист Самарского академического театра оперы и балета.    

***

— Вы продолжили династию Зуевых – Сибирцевых, среди них выдающиеся вокалисты и инструменталисты. В связи с этим, хочу спросить — в каких точках пересекаются династия и собственное призвание, есть ли вообще эти точки? Есть ли выбор у самостоятельно-мыслящего молодого человека с такими крепкими семейными традициями? 

— Действительно, я делал выбор самостоятельно, но моими первыми способностями, которые очень четко обозначились, были способности именно музыкальные. Петь я начал раньше, чем говорить, этому способствовала моя бабушка, которая не стала профессиональным музыкантом, но обладала выдающимися вокальными данными, у нее был совершенно потрясающий тембр голоса. Мы пели с ней детские песни и, благодаря этому, я стал складывать какие-то слова в предложения. Потом, конечно, пример отца, который при мне, маленьком, занимался, распевался. Игра дедушки на баяне, вокальные соревнования между маминым братом и моим отцом – все это способствовало моему музыкальному развитию. Отец уехал в Пермь, ушел из баритона в теноры, я до сих пор не понимаю, как можно было это сделать, он, фактически, изменил свою жизнь. Помню свои ощущения в пять лет, когда я приехал на его спектакль в Пермь, меня пустили за кулисы, я впервые попал в оперный театр, увидел, как там все происходит, услышал настоящее пение. Это была первая любовь, и она осталась навсегда.

— В вашей жизни был профессиональный спорт, профессиональное владение фортепиано, вокал, а со временем талант продюсера и руководителя. Как вы определились с профессией? Были ключевые вехи или так «вынесло»?

 — Был именно ключевой момент и, может быть, я бы не попал в профессию, если бы однажды на отдыхе с отцом я не встретился с его бывшим сокурсником, замечательным пианистом Александром Соболевым. Он услышал, как я пою песенки из мультфильмов и сказал отцу, что если он не отдаст меня в музыку, то совершит большое преступление. Сам Соболев преподавал в музыкальном училище при московской консерватории и меня привели в школу при этом училище. Моим первым педагогом на педпрактике был замечательный человек Игорь Таращанский, который был не только блестящим пианистом, но и личностью весьма незаурядной. Многие его помнят по участию в шоу «Веселые ребята», там он делал пародию на Эльдара Рязанова. Самое главное чему он меня научил – быть артистичным за инструментом, и это в то время, когда мне было 6-7 лет. Потом я пошел в музыкальную школу при училище и уже после этого поступил в училище, в класс Александра Ильича Соболева. Это моя музыкальная история.

Был такой период времени, когда я попросился у родителей в спорт. Еще совсем маленьким, лет в пять, я играл в дворовый футбол, очень любил это занятие, бесстрашно стоял на воротах, мальчишки дали мне кличку «гномик» потому, что я был младше всех и меньше всех ростом.

Спорт учил меня соревнованию, мне всегда хотелось быть лучше других, отбивать все, что летит в ворота и в меня. В 1974 году после того, как я посмотрел игру сборной команды Голландии на чемпионате мира, я взмолился перед мамой и попросил ее отвести меня в футбольную школу. Мама у меня молодец, она отвела меня в спортивную школу в воскресенье, когда она была закрыта. На следующий день я пошел в музыкальную, но потом футбол все равно меня настиг.

Много лет я профессионально играл, ушел из спорта в 27 лет, получив несколько травм. После этого, частично восстановившись, я бегал за первенство области и первенство города Самары. Точка была поставлена 11 лет назад, когда я оказался в больнице с тройным переломом и разрывом всех возможных связок. Правда, не так давно я все же сыграл в воротах на нашем театральном турнире.

— Вы были автором идеи «Басы 21 века», впоследствии, почти через 10 лет, возник проект «ТенорА XXI века». Второй проект был продолжением первого?

 — Это абсолютно отдельные проекты. «Басы» в следующем году будут праздновать свое 20-ле тие, я  надеюсь, что в Самаре, как это бывает всегда, пройдет оперный фестиваль, он существует до сих пор. На самом деле это не проект, это фестиваль, который проходит в одном городе на протяжении уже 20-ти лет. Слава об этом фестивале разнеслась и нас стали приглашать с концертами в другие города и страны. Мы успешно выступили в Южной Корее, в составе участников был молодой корейский бас. В основном мы набирали молодых ребят, с годами они стали серьезными оперными певцами.

— Тогда несколько слов о проекте «ТенорА XXI века». Эта тема на слуху у многих музыкантов, да и у простых слушателей тоже.

— Этот проект создавался для того, чтобы жить долго, чтобы жить постоянно, существовать в неизменном составе. И я могу сказать, что из пятерых солистов, которые стояли у истоков проекта, четверо до сих пор являются абсолютно действующими. По мере того, как мы развивались, нам еще потребовались люди и сейчас в проекте девять солистов.

— С 2012 года вы являетесь директором театра «Новая Опера», за это время было поставлено 15 спектаклей. С кем из художественных руководителей вы работаете, кто ваши основные помощники?

— Все основные премьеры ставит наш главный дирижер англичанин Ян Латам-Кениг. Наши постановочные команды – это известные режиссеры, художники. Все они стали получать постановки, потому, что они достаточно громко заявили о себе, все они люди талантливые, и я считаю, что таким начинаниям надо обязательно давать ход. Я сам понимаю, как трудно молодому человеку пройти через всевозможные препятствия. Одним словом – если человек талантливый, ему надо помогать.

 — При вашей бытности в театре произошло несколько знаковых событий. После Лондонских гастролей театр номинировался на престижную оперную премию Opera Awards 2015, фактически это оперный Оскар. За проект DIDO театр ,был выдвинут на «Золотую маску» в пяти номинациях.

 — С того момента, как я пришел в театр мы уже трижды были номинированы на «Золотую маску».
Премьера моего первого сезона «Тристан и Изольда» была выдвинута на эту премию в трех номинациях и «Золотую маску» получил наш Ян Латам-Кениг. На следующий год  проект DIDO «Дидона и Эней» Генри Перселла с «Прологом» Майкла Наймана был тоже выдвинут в пяти номинациях и мы получили специальный приз «Золотой маски» за музыкальную составляющую спектакля. И, на мой взгляд, самая громкая наша победа, успех этого года — это спектакль «Ромео и Джульетта», две маски в индивидуальных номинациях, еще один дирижер – Андрей Лебедев и замечательный тенор Алексей Татаринцев, который сейчас выдвинут на премию города Москвы. Я надеюсь, что в сентябре мы все поздравим его с этой наградой.

 — В Арт-проекте «ТенорА XXI века» вы выступаете, как вокалист и как концертмейстер, пианист. Это какая-то абсолютная реализация. Если еще учесть административную работу, где вы находите время для занятий?

 — Я долго думал о том, быть ли мне директором театра, после того, как мне поступило такое предложение. Я прекрасно понимал, что это оттянет много времени, тем более предложение пришло в момент самого расцвета моей артистической деятельности. Но я решил, что здоровья и сил хватает, просто ограничил себя в повседневной жизни, меньше стал посещать какие-то мероприятия, меньше стал играть в футбол. Кроме того, для уже состоявшегося пианиста не нужно заниматься по 8 часов в сутки, надо просто поддерживать свою форму, занимаясь по 2-3 часа. Утреннее время с 6.30 до 10 часов – это мое время за роялем, в 10 часов начинается мой рабочий день в качестве директора. Вечером если есть спектакль – я иду на спектакль.

— Какие ваши планы на открытие нового сезона?

 — Тот сезон, который у нас закончился, был юбилейным — театр отмечал 25-летие своего рождения и 70-летие со дня рождения своего основателя — Евгения Владимировича Колобова. И я очень надеюсь, что следующий сезон будет не менее плодотворным, а может быть даже более интересным, потому, что нас ждут гастрольные поездки в Австрию, в Китай, в Ирландию. Мы открываем сезон премьерой «Фауста», затем будет абсолютно знаковая для сегодняшнего времени премьера оперы Моисея (Мечислава) Вайнберга «Пассажирка», она находится на устах почти всего мирового музыкального сообщества. И, надеюсь, что в конце сезона у нас хватит сил и возможностей сделать еще одну премьеру. Наша труппа способна решать совершенно разные задачи, и я желаю ей хорошо отдохнуть летом, чтобы набраться сил на весь следующий сезон.

______________

Беседу с Дмитрием Сибирцевым вела Наталья Чернякова

Фото автора



Create Account



Log In Your Account