Русский европейский композитор

16, Ноя, 20

 

«Я готов день и ночь стоять почетным караулом у крыльца того дома, где живёт Пётр Ильич, — до такой степени я уважаю его. Если говорить о рангах, то в русском искусстве он занимает теперь второе место после Льва Толстого, который уже давно сидит на первом» — так отзывался о композиторе Антон Чехов.

Впоследствии Сергей Рахманинов скажет так: «Из всех людей и артистов, с которыми мне довелось встречаться, Чайковский был самым обаятельным. Его душевная тонкость неповторима. Он был скромен, как все действительно великие люди, и прост, как очень немногие. Из всех, кого я знал, только Чехов походил на него». Как дивно складывается образ композитора в воспоминаниях современников…

Едва ли в России найдётся музыкальный талант, равный Чайковскому. Масштаб его дарования огромен и универсален: 10 опер, 6 симфоний, 3 балета, более сотни романсов, а также концерты, увертюры, сюиты, кантаты, хоровые и церковные произведения и даже фортепианные циклы… Петр Чайковский стал первым русским композитором, получившим высшее профессиональное музыкальное образование, кроме того — первым профессором Московской консерватории (с 1940 года и до сегодняшнего дня она носит его имя). Создание не только русского симфонизма, но и нового жанра — трагической симфонии — тоже по праву принадлежит Чайковскому. Характерной особенностью его творчества стал лирико-драматический акцент русской оперы. Музыка Чайковского впитала исторические сюжеты России и Европы, в ней кипят роковые страсти Уильяма Шекспира, Джорджа Байрона, Александра Пушкина, Данте Алигьери. Музыкальным драматизмом пронизаны рыцарские легенды, а в живописных картинах русской природы поёт лирика.

Чайковский часто дирижировал, причём не только своими сочинениями, но и произведениями Михаила Глинки, Антона Рубинштейна, Сергея Танеева. На страницах газеты «Современные летописи», воскресного приложения к «Московским ведомостям», он раскрывал перед читателями талант Николая Римского-Корсакова, писал заметки о Байройтском фестивале, всей душой болел за развитие национального русского театра и с тяжёлым сердцем сожалел о засилии в нём итальянских оперных певцов. Русская литература и русская поэзия служили источником его композиторского вдохновения, равно как и произведения европейских авторов и их сюжеты. Стать музыкантом его вдохновили мелодии Вольфганга Амадея Моцарта и Людвига ван Бетховена, а постановкой русской оперы «Евгений Онегин» в Гамбурге дирижировал сам Густав Малер. Петру Чайковскому, пожалуй, первому из композиторов отечества, было суждено соединить всё лучшее, что было в русской и в европейской музыке. С большим и неизменным успехом на мировых сценах исполняют «Пиковую даму» и «Евгения Онегина», романсы на стихи русских поэтов, фортепианные циклы, знаменитые симфонии и, конечно, Первый концерт для фортепиано с оркестром.

Однако путь в музыку для Чайковского не был простым и скорым, хотя с ней он был связан с детства.

ВОТКИНСК

Его отец, Илья Петрович Чайковский, горный инженер, занимал должность директора большого Камско-Воткинского сталелитейного завода. Завод был построен ещё в 1759 году по разрешению графа Петра Шувалова, полученного от императрицы Елизаветы. Завод был мощным, на нём производили не только железо, но и якоря, драги для золотодобычи, паровозы, экскаваторы, различного вида оборудование.

Семья Чайковских принадлежала к числу состоятельных. Сам композитор позже так писал о ней: «Братьев у меня четыре. Старший, Николай, служит по железным дорогам… После него иду я, а после меня брат Ипполит… Затем идут братья близнецы: Анатолий и Модест… Когда умерла мать, им было 4 года. Сестра была в институте. Конечно, и я не был для них матерью. Но я с самой первой минуты хотел быть для них тем, что бывает для детей мать, потому что по опыту знал, какой неизгладимый след оставляет в душе ребенка материнская нежность и материнская ласка». Ранний уход матери, глубокая привязанность к гувернантке Фанни Дюрбах, очень любившей всю семью Чайковских, сильно повлияли на характер и творчество будущего композитора. Маленький Петя Чайковский рос впечатлительным ребёнком, чувственным, нежным, ранимым.

В доме у Чайковских часто бывала местная аристократия, интеллигенция из обеих столиц, а также инженеры из Англии, вероятно приезжавшие к Илье Петровичу по делам завода. Как и подобает просвещённой семье, в доме любили музыку. Сам Илья Петрович играл на флейте, его супруга, Александра Андреевна, урождённая Ассиер (внучка Мишеля-Виктора Асье, французского скульптора в пластике фарфора, работавшего на саксонской Королевской мануфактуре в Мейсене) занималась игрой на фортепиано и арфе. Она и стала первым учителем музыки маленького Пети. В комнатах часто звучала оркестрина — механический орган. Так, будущий композитор впервые услышал арии из опер Моцарта, Доницетти и Россини.

С пяти лет Чайковский сам пробовал сочинять музыку, «фантазировать». Звуки окружали его всегда и повсюду. Музыка приносила ему и радость, и наслаждение, и нервное беспокойство. Однажды Фанни Дюрбах услышала от своего воспитанника: «О, эта музыка, музыка!… Избавьте меня от неё! Она у меня здесь, здесь, —  рыдая и указывая на голову, говорил мальчик, — она не даёт мне покоя!».

Но именно в музыкальной судьбе Чайковского найдётся место триумфам, неудачам, настоящему подлинному восхищению талантом композитора. Впрочем, непосредственно музыкой Чайковский займётся в 21 год. Для начала он получит юридическое образование.

УЧИЛИЩЕ ПРАВОВЕДЕНИЯ

В 1850 году Пётр Чайковский поступает в Императорское училище правоведения  Санкт-Петербурга. К слову сказать, в этом же училище, но ранее, учился будущий критик Владимир Стасов. Он-то и оставил любопытные воспоминания об учебном заведении, которое «было наполнено музыкальными звуками от одного конца до другого. Играли на множестве фортепиан, на скрипках, флейтах, виолончелях, валторнах, контрабасах не только в одних дортуарах, но даже <…> в разных закоулках по коридорам». Время же пребывания Петра Чайковского в училище таким разнообразием похвастаться не могло, всё походило больше на казёнщину. Но вот что пишет друг композитора, князь Владимир Мещерский: «… учитель музыки Карл Яковлевич Карель просиживал часы со своим любимым учеником Петром Чайковским, любуюсь зачатками его таланта и его страстным прилежанием к фортепианной игре».

Пётр Чайковский закончит училище через 9 лет, в 1859 году, с отличными и хорошими оценками, а музыка войдёт в его жизнь уже бесповоротно.

В Петербурге Чайковский услышит оперу Вольфганга Амадея Моцарта «Дон Жуан» в исполнении итальянской труппы, познакомится с балетом Адольфа Адана «Жизель» и русской оперой Михаила Глинки «Иван Сусанин» (именно данные произведения будут позже вдохновлять композитора на сочинение уже собственных). В это же время он будет брать уроки игры на фортепиано у немецкого пианиста Рудольфа Кюндигера, позже оставившего такие воспоминания: «…Поразительная тонкость слуха, память, отличная рука, но всё это не давало повода предвидеть в нём не только композитора, но даже блестящего исполнителя… Единственное, что до некоторой степени останавливало моё внимание, — это его импровизации, в них действительно смутно чувствовалось что-то не совсем обыкновенное». И Пётр Чайковский станет композитором.

По окончании училища, будучи уже чиновником Министерства юстиции, он подаст заявление в дирекцию Русского музыкального общества о приёме в консерваторию Санкт-Петербурга.

ПЕТЕРБУРГ. КОНСЕРВАТОРИЯ

В консерватории (изначально классах Русского музыкального общества) Чайковского освободили от занятий в фортепианном классе, он усердно овладевал знаниями по теории музыки у Николая Зарембы, композиции — у Антона Рубинштейна, пробовал силы и в искусстве инструментовки. Музыкой было заполнено всё консерваторское время. Во время учёбы Чайковский часто аккомпанировал певцам и музыкантам, выступал в ученическом оркестре, играя на флейте (этот инструмент он любил ещё с детских лет, позже в сочинениях композитора флейта будет играть далеко не последнее место).

Будучи на летних каникулах, Чайковский напишет симфоническую увертюру «Гроза» по трагедии Александра Островского, струнный квартет и «Характерные танцы» для симфонического оркестра. Последними будет дирижировать Иоганн Штраус в Павловске. Это станет первым публичным исполнением сочинения Петра Ильича.

В 1865 году Петр Чайковский получил звание свободного художника и серебряную медаль за годы напряжённого труда (диплом композитор получит через пять лет, когда будет утвержден устав консерватории). Молодого композитора ждала Москва.

В СТАТУСЕ ПРОФЕССОРА

В Москве профессорскую должность начинающему композитору предложил Антон Рубинштейн, брат Николая Рубинштейна, основателя консерватории в северной столице. Чайковский стал преподавать свободное сочинение, инструментовку, гармонию и теорию музыки. Однако московский период стал и временем поисков молодого Чайковского-композитора.

Его интересовал народный быт, исторические сюжеты России. Нельзя сказать, что Чайковскому всюду сопутствовал успех. Партитуру оперы «Воевода» по драме Александра Островского композитор в отчаянии собственноручно сжёг. Спектакль прошёл удачно, Чайковского увенчали лавровым венком, но опера не была понята критиками, что весьма удручило композитора. Подобный казус случился и со «Снегурочкой» («Весенней сказкой»)… Чайковский написал музыку к спектаклю в Малом театре, в котором играла великая Мария Ермолова (Весна). Постановка была благосклонно принята как публикой, так и критикой. Однако последняя, по воспоминаниям Ростислава Геники, ученика композитора, «вместо того чтобы разъяснить всё достоинство, весь интерес, всю исключительность такой постановки, останавливалась на мелких дефектах, острила насчет того, что статисты, изображавшие гусей в прологе, появились в чёрных смазанных сапогах».

То ли дело было с увертюрой «Буря» к одноимённой пьесе Уильяма Шекспира. Идея её написания, кстати, принадлежала Владимиру Стасову. Вот его слова после посещения репетиции: «… Играли в первый раз Вашу «Бурю«. Мы сидели с Римским-Корсаковым рядом в пустой зале и вместе таяли от восторга. Что за прелесть Ваша «Буря»!!! Что за бесподобная вещь!.. Калибан, Ариэль, любовная сцена — всё это принадлежит к высшим созданиям музыки. В любовных обеих сценах — что за красота, что за томление, что за страсть!» Вот уж не так часто доводилось Чайковскому слышать такую высокую оценку!

Нерв, страсть и всепобеждающая любовь были слышны не только в «Буре», но и «Ромео и Джульетте», «Франческе да Римини», «Чародейке». В последней страсти было не меньше, чем в «Травиате» или «Кармен». Роковое влечение молодой вдовы Настасьи («Чародейки», красавицы) одновременно к старому князю и его сыну — княжичу в драме Ипполита Шпажинского пленила Чайковского. Спектакли прошли с успехом в Мариинском и Большом театре, в Тифлисе. Быть может потому, что, по признанию самого композитора, «… В глубине души этой гулящей бабы есть нравственная сила и красота, которой до этого случая только негде было высказаться. Сила эта в любви».

12 лет отдал Чайковский преподаванию в Московской консерватории, пока в его жизни не появилась Надежда Филаретовна фон Мекк — почитательница музыки и обладательница миллионного состояния, покровительница многих людей, принадлежащих к искусству. С Чайковским у Мекк была долгая и интенсивная переписка, они никогда не встречались (таково было условие фон Мекк), но именно её материальная поддержка на протяжении 13 лет помогла композитору создать замечательные произведения, освободившись от работы в консерватории.

«БАЛЕТ ТА ЖЕ СИМФОНИЯ»

Музыка Чайковского к балетам — уже умелое и мастерское воплощение сюжета зрелого композитора. Позади остался опыт «Опричника» и «Ундины», симфонической музыки, память хранила и созданные Адольфом Аданом и Михаилом Глинкой мелодии.

В балете Чайковский подарил нам всем сказку. Знаменитое трио — «Лебединое озеро», «Спящая красавица» и рождественско-новогодняя традиция — «Щелкунчик» — стали любимы публикой во всём мире. Обработки сказок Шарля Перро, Эрнста Гофмана, рыцарских легенд претворились на сцене в дивные музыкальные номера и характерные танцы. «Балет — та же симфония», — скажет сам композитор после создания «Спящей красавицы». И правда. Симфонический танец ярких и контрастных героев и персонажей балета подарит он на века всем зрителям.

В то же время в балетах Чайковского, как и в его операх, всегда присутствует лирико-драматический сюжет, поединок Добра и Зла, Света и Тьмы, а красота побеждает все злые чары. Так случается в поединке Зигфрида и Ротбарта, фей Сирени и Карабос, или же сражении храброго Щелкунчика и Мышиного Короля.

Уже первому балету Чайковского, «Лебединому озеру», сопутствовал успех: «По музыке «Лебединое озеро» —   лучший балет, который я когда-нибудь слышал… Мелодии, одна другой пластичнее, певучее и увлекательнее, льются как из рога изобилия, ритм вальса, преобладающий между танцевальными номерами, воплощен в таких разнообразных и подкупающих рисунках, что никогда мелодическое изобретение даровитого и многостороннего композитора не выдерживало более блистательного испытания», — писал Герман Ларош, известный музыкальный критик, близкий друг Чайковского, соученик по Петербургской консерватории, одним из первых признавший талант композитора.

Контраст зловещей и угловато-резкой мелодии в партии феи Карабос и светлой — феи Сирени — будет слышен и в «Спящей красавице». Гуманистическая идея победы Света над Мраком воплотится и в «Щелкунчике», где классические танцы будут сменяться харАктерными, пантомимой, стремительностью, блеском и полнотой жизнеощущения.  Финальное же адажио Щелкунчика — Принца и Мари навсегда войдёт в золотой фонд русской музыки.

«ЧТО НАША ЖИЗНЬ? ИГРА!»

Триумф оперы «Пиковая дама» стал для Чайковского поистине «неслыханным подвигом». Писал он её во Флоренции в 1890 году. Надо сказать, что в ту пору он чувствовал непреодолимое желание «сочинять», так как после длительных концертных поездок сильно отвлёкся от композиторской работы, а после создания балета «Спящая красавица» прошло уже 10 лет. Над оперой, заказанной Иваном Всеволожским, директором Императорских театров, Чайковский работал «со страстью и бесконечным наслаждением», — так обращался он из Флоренции к Дезире Арто (красавице, итальянской певице, на которой чуть было не женился, но то отдельная история). В 44 дня Чайковский закончил написание оперы, исполнив её впервые уже дома, в поместье Фроловском. «Мне, признаться, — пишет он Анатолию Ильичу, — и самому опера нравится более всех остальных моих, и многие места я совсем не могу как следует играть от переполняющего меня чувства. Дух захватывает, и хочется плакать! Боже мой, неужели я ошибаюсь?». Как тут не вспомнить знаменитое «Ай, да Пушкин!»…

Чайковский не ошибался. Опера вышла на славу. Премьера состоялась 7 декабря 1890 года в Мариинском театре. Лучшие голоса того времени приняли в ней участие: Николай Фигнер (Герман), Медея Фигнер (Лиза), Мария Славина (Графиня). «Ни одна опера Петра Ильича на первом представлении не была исполнена так прекрасно. Самое трудное было лучше всего исполнено: Направник в управлении оперой, Фигнер в роли Германа превзошли себя и, несомненно, больше всех содействовали успеху оперы. Декорации и костюмы, верные до мелочей эпохе, изящные, роскошные в сцене бала, поражающие фантазией были на высоте музыкального исполнения», — вспоминал Модест Ильич. Премьерные показы оперы прошли в Киеве, Москве, Гамбурге и Праге. В чешской столице композитор сам присутствовал на постановке. Спектакль имел невероятный успех у публики и чешских музыкантов.

ВСЕМИРНАЯ СЛАВА

Успех сопутствовал Чайковскому и в дальнейшем. С конца 1880-х годов композитор активно гастролировал, выступая в Лейпциге, Дрездене, Гамбурге, Кёльне, Франкфурте, Женеве, Праге, Париже… На гастролях Чайковский не только выступал сам, но и содействовал выступлениям русских певцов и музыкантов за рубежом. Композитор часто бывал и на концертах зарубежных коллег. В восторг его привело исполнение «Третьей», «Героической» и Четвертой симфоний Бетховена под управлением дирижёра и пианиста Ганса фон Бюлова, дружеские отношения связывали Чайковского с Эдвардом Григом, Антонином Дворжаком, Лео Делибом.

В 1891 году Чайковского пригласили в Соединённые Штаты Америки открывать знаменитый «Карнеги-холл». Там же композитор дирижировал своими сочинениями. Четыре концерта пришлись на Нью-Йорк и по одному в Балтиморе и Филадельфии. Гастролями Чайковский остался доволен: «Меня принимали там восторженно, успех был огромный. Радушия, гостеприимства, дружелюбия мне было оказано вдоволь. Но теперь мне приятно обо всем этом вспоминать, находясь же там, я всё время страшно тосковал по России и всей душой стремился домой», — писал композитор родным и друзьям.

Через два года холера, уносившая жизни в Петербурге сотнями, унесла и жизнь Петра Ильича Чайковского 25 октября (7) ноября 1893 года. А, может, то была не холера, а нервное перенапряжение после создания Шестой симфонии… Снова и снова по городам России звучало его последнее сочинение: «Это симфония есть высшее, несравненнейшее создание Чайковского. Душевные страдания, замирающее отчаяние, безотрадное, грызущее чувство потери всего, чем жил до последней минуты человек, выражены здесь с силою и пронзительностью потрясающею, — писал позже Владимир Стасов.  — Кажется ещё никогда в музыке не было нарисовано что-либо подобное и никогда еще не были выражены с такою несравненною талантливостью и красотою такие глубокие сцены душевной жизни».

До сегодняшнего дня на всех мировых сценах звучит музыка Чайковского. Её исполняют в Париже и Милане, Нью-Йорке и Токио, Цюрихе и Флоренции, Осло и Брно. Лондон помнит великую Галину Уланову в балете «Лебединое озеро». В 1956 году на гастролях Большого театра великая балерина произвела настоящий фурор, но ведь красоту движения невозможно окончательно понять без музыки!

С 1958 года, раз в четыре года, в Москве проходит Международный конкурс музыкантов-исполнителей имени П. И. Чайковского, собирающий молодых музыкантов со всего мира.

2020-й год, год 180-летия со дня рождения композитора, начался исполнением фортепианного цикла «Времена года» на первом «Посольском вечере» в Государственном музее-заповеднике «Царицыно». Более русского музыкального произведения, сопровождаемого стихами отечественных поэтов, у Чайковского вряд ли можно найти.

Марина Абрамова

Фото Яндекс-дзен


Create Account



Log In Your Account