«Сирано де Бержерак» – трагикомедия на сцене «Театриума»

Данный материал подпадает под возрастное ограничение 18+, не предназначен для лиц младше этого возраста.
12, Окт, 19

Режиссёр Георгий Долмазян, творивший многие годы в камерном пространстве театра «Мост», создал спектакль крупной формы: 10 октября на большой сцене «Театриума Терезы Дуровой» состоялась премьера его трагикомедии с оркестром «Сирано де Бержерак». И тут Долмазян не только режиссёр, но ещё и автор перевода пьесы Эдмона Ростана. Место действия всё то же: Париж. А вот время заметно разнится: история любви гениального поэта Сирано и главной красавицы Парижа Роксаны разворачивается на фоне Первой мировой войны.

Париж, 1914 год. На вокзале Орсэ столичный бомонд встречает любимца публики сладкоголосого Монфлери. Но в яркое театрализованное представление, разрывая огромную Луну, врывается Сирано. Борец с пошлостью. Бесстрашный дуэлянт и гениальный поэт.

В художественном решении образа Сирано де Бержерака нет знаменитого огромного носа. Его заменила маска – не то очки, не то элемент маскарадного костюма. Вместо носа у Сирано Эйфелева башня в окружении осколков витражей Нотр-Дама. Пожалуй, самое необычное художественное решение образа героя за полтора века постановок. Сирано – человек, у которого весь Париж на носу? Или под носом? Человек, скрывающийся за маской? Решайте сами. Но спектакль открывает зрителю абсолютно разные стороны Сирано. На публике он – смелый импровизатор, разящий словом неугодных. С близкими – откровенный и добросердечный друг. В окружении ста убийц – бесстрашный боец. С любимой Роксаной – робкий романтик в огне едва сдерживаемых чувств. Тет-а-тет с возлюбленным своей дамы сердца – тот, кто жертвует собой ради счастья других. И сердце диктует Сирано строки, наполненные чистой, преданной любовью. Эти строки он бескорыстно отдаёт красавцу Кристиану де Невилету, покорившему сердце Роксаны. Но ворвавшаяся в жизнь Франции война стирает иллюзии и расставляет всё на места.

Два отделения спектакля – два разных мира. Первый – довоенная роскошь Парижа,  шик, блеск, амбиции, бравада, успех, скандалы и сплетни, любовные интриги и прочие утехи сытого времени. Это подчёркнуто всеми художественными решениями: праздник жизни и буйство чувств в масштабных декорациях и ярких видеопроекциях на них, в костюмах, и световых картинах. Здесь – большой оркестр, который играет на вокзале и сопровождает высокомерного графа де Гиша… Второй же мир – война и пустота, оставленная ею. Это жестокое время унесло жизни и заставило посмотреть в лицо истинным страхам и чувствам. На сцене фронтовая жизнь проходит под свист пуль и разрывающихся снарядов, среди множества серых ограждающих передовую мешков. «Adieu l’amour», – звучит в щемящей душу песне прощания с теми, кто ушёл навсегда, и белые полотна, словно души погибших, поднимаются вверх. Помпезный вокзал Орсэ становится временным госпиталем – огромным, мрачным, неуютным.

На войне погиб и Сирано: не в буквальном смысле. На сцене он умрёт чуть позже. Став жертвой очередного личного врага, он уйдёт в свет Луны, которая так эффектно явила его зрителю в самом начале. Свои последние минуты Сирано де Бержерак посвятит признанию в любви Роксане уже знакомыми ей строками и осмыслению своего места подлунном мире: «Кто я? Поэт? Актер? Философ? Человек? Пусть запомнят человека…».

Марина Павлова

Фотограф Андрей Грабарев

                     


Create Account



Log In Your Account