В Электротеатре Станиславский поставили оперу по прозе

01, Дек, 17

В Электротеатре Станиславский выпустили современную оперу под названием «Проза». В основу оперы легли повесть А.П. Чехова «Степь» и рассказ Юрия Мамлеева «Жених».

Над «оперой в прозе» работала команда различных профессионалов, синтез которых и привел к очень необычному результату. Главным инициатором и создателем оперы выступил композитор Владимир Раннев, он же взялся и за постановку спектакля. Музыку к спектаклям композитор писал и ранее, за пятую часть оперы «Сверлийцы», идущую в Электротеатре, он номинировался на премию «Золотая маска». Но именно «Проза» стала для него первым опытом постановки в театре. Его соавторами по выпуску стали художник Марина Алексеева, художник по свету Сергей Васильев, хормейстер Арина Зверева.

Казалось бы, какая связь между рассказами авторов, живших с разницей в сто лет, — Чеховым и Мамлеевым? Владимир Раннев её увидел в том, что герой этих произведений, – один и тот же человек, но показанный в разные годы своей жизни. И, решив оттолкнуться от этого,  Раннев выпустил свой спектакль. Он трактует рассказ Мамлеева и фрагменты повести Чехова «Степь» (в постановке использованы именно фрагменты, где оставлен только главный герой наедине с природой), как этапы развития одного сюжета. Первый – образец «жестокой» прозы, второй – созерцательный и почти бессобытийный. Написанный в 1890 году, рассказ Мамлеева представляет собой гиперреалистическое и одновременно фантасмагорическое исследование одного «случая», произошедшего в простой городской семье и радикально поменявшего жизнь героев. Герой чеховской «Степи», мальчик Егорушка, едет в город на воспитание к дальним родственникам, радуясь миру природы, но уже готовясь к открытию нового, непознанного и страшного мира – мира людей.

В повествовании двух произведений проходит свой путь герой: от мальчика, только что выхваченного из родного дома и переносимого во взрослую жизнь, радующемуся всему тому, что его окружает, до Вани, задавившего ребенка. Ваню пожалеет семья погибшей девочки, взяв на воспитание, а он, воспользовавшись этим, превратится из ребенка со светлыми взглядами в трутня и тунеядца, возомнив себя богом и подчинив себе всю семью, которая его пожалела.

Художник Марина Алексеева работает в формате «искусство в коробках»: собирает интерьеры общественных зданий и частных жилищ в специальных ящичках. Для нее работа над «Прозой» явилась дебютом в театре, она еще ни разу не переносила свои инсталляции на сцену.  Художник по свету Сергей Васильев работал ранее в других театрах, но в Электротеатре — впервые.

А над музыкальной и актерской составляющей трудились одиннадцать артистов под руководством хормейстера Арины Зверевой, которая является еще и художественным руководителем ансамбля «N’Cagen». Солисты этого ансамбля: Сергей Малинин (запоминающийся всем, смотревшим оперный сериал «Сверлийцы»), Дмитрий Матвиенко, Ольга Россини, Алёна Парфёнова выступают вместе с хором театра. Участниками хора являются артисты Электротеатра Станиславский: Алина Горина, Алёна Кахута, Татьяна Перевалова, Мария Меньшенина, Илона Буль, Алёна Фёдорова, Елена Быркина.

Опера, созданная на основе двух рассказов, и сама состоит из двух, вроде бы не связанных частей, но именно в их одновременной подаче идет накал эмоций, чувство, что у тебя постепенно ковыряются в голове, долбя молоточком. Ведь части текста Чехова подаются в а капельном исполнении, почти без остановок. Подобное исполнение текста Чехова вплетается в сценическое действие, и усиливает происходящее на сцене. Рассказ Мамлеева не просто разыгрывается на сцене, — он представлен многомерным пространством: стеклянный занавес с зеркалами, создавая оптический 3D-эффект, отделяет происходящее на сцене от зрителей. На экран проецируется текст, который надо читать, актеры здесь не разговаривают, а периодически возникают то в одном месте за экраном, то в другом, и замирают в различных позах. Кто перед нами, показывается стрелочками на стекле, а реплики героев пишутся в “облаке” исходящем от героев. На экране идет комикс, который в паузах между текстом, дополняется мультяшными рисунками, порой страшными рисунками, как и сама история, в которой семья, решившая пойти на благородный поступок, становится жертвой своей же доброты. И подача этой истории,  — это не просто текст, не просто спектакль, а помещение зрителя в капсулу, где его штурмуют  звуками, светом, текстом, мыслями.

Наталия Козлова

Фотографии предоставлены пресс-службой Электротеатра Станиславский. Фотограф Олимпия Орлова.


Create Account



Log In Your Account