В Театре на Малой Бронной поселились ведьмы

07, Сен, 17

В Театре на Малой Бронной Сергей Голомазов поставил спектакль «Салемские ведьмы» по пьесе Артура Миллера «Суровое испытание». Премьера состоялась в апреле прошлого сезона.

Пьесу «Суровое испытание» Артур Миллер написал в 1953 году во времена маккартизма, когда множество американцев стали жертвами политических репрессий, среди них были известные люди, в том числе и Миллер. Пережитое Миллер отразил в своем творчестве, но решил обратиться к другой истории, которая произошла в 1692 году, когда жертвами судебного процесса, направленного против ведьм, стали более двухсот человек. Через несколько лет осужденных в этом процессе оправдали, но было уже слишком поздно.  Спектакль Сергея Голомазова переносит эту историю в третий временной промежуток, и точнее сказать — во вневременной. Это история о том, что может произойти с каждым в любой стране, городе, обществе.

Спектакль начинается с выхода на край сцены семи девочек, которые ворожат, произносят заклинания, и пытаются с помощью привлечения нечистой силы решить свои личные проблемы. В результате ворожбы одной из девушек Бэтти Пэррис (Лина Весёлкина), дочери местного пастора Самуэла Пэрриса (Андрей Рогожин), становится плохо и она никак не может прийти в себя. Обсуждая случившееся, окружающие выдвигают версии, обвиняя девушек в связи с дьяволом. И чтобы защитить себя главная зачинщица всей этой истории Абигайль Уильям (Настасья Самбурская) обвиняет случайных людей, общих знакомых, в том, что это они связаны с дьяволом и пытаются овладеть ее душой. А все это происходит всего лишь из-за мести Абигайль фермеру Джону Проктору, который соблазнил её, но затем бросил и остался с женой. Вся эта история настолько обрастает слухами, догадками и вымыслами, что каждый, цепляясь за происходящее, просто пытается решить личные проблемы: высвободить кусок земли, чтобы потом его купить, обвинив хозяина в связи с нечистой силой, или поквитаться с человеком, который когда-то чем-то не угодил, или просто выслужиться перед  властью.

Если первый акт – это скорее фарс. Разве это не смешно, когда за невинную шалость детей, взрослые люди, включая церковь, начинают искать следы дьявола и изгонять его? Но именно церковь, веря в то, что занимается спасением душ, осуждая на муки невинных людей, подключает к делу еще и мирового судью Дэнфорта (Михаил Горевой), который уже без разбора, под общую неугодную обществу “гребенку” собирает всех, лишь бы показать другим свою силу и власть над жизнями людей. И понимаешь, что вот это и есть тот самый дьявол, в связи с которым обвиняют невинных людей. А церковь, которая должна спасать души, сама их и губит, помогая судье.

Если приехавший главный пастор Джон Хэйл (Дмитрий Гурьянов) в начале спектакля ищет виновных, веря, что делает нужное дело, то во второй части он начинает меняться, понимая, что совершается ошибка, что гибнут люди, но уже ничего не может сделать. И когда Джон Проктор (Владимир Яглыч) встает перед выбором: умереть и оставить детей и жену, или пойти против совести, оболгать себя и быть казненным, Джон Хэйл, идя наперекор заповедям, пытается уговорить его солгать, лишь бы спасти жизнь.

Постановки Сергея Голомазова – это всегда глубокие работы над характерами героев, над их поступками и мотивациями. Вот и в «Салемских ведьмах» каждый герой показан с четким рисунком характера,  почти у каждого героя есть свои монологи, в тени не остается никто.

По особенному в этом спектакле раскрывается Владимир Яглыч. В то время когда он мучается выбором между жизнью и смертью, ложью и правдой, идет такой накал эмоций, что сочувствуешь этому сильному мужчине, который должен либо остаться сильным, либо поступиться силой ради жизни.

Невероятно проникновенные сцены и у героев Геннадия Сайфулина и Веры Бабичевой. Старейший актер театра на Малой Бронной Геннадий Сайфулин играет мужа женщины, которую осудили, и пытаясь ее защитить, сам попадает под подозрение, и переносит тяжелые пытки. Героиня Веры Бабичевой спокойная и рассудительная женщина, которая остается, не смотря на все издевательства, верна себе.

Интересен образ пастора Самуэла Пэрриса в исполнение Андрея Рогожина,- служитель церкви, пытающийся угодить власти, лишь бы его не трогали, лишь бы ему жить в достатке, а церковь, в его лице, всегда и всему найдет оправдание.

Михаил Горевой играет скорее не по задаче режиссера, а отчасти разделив с ним работу над образом, немного выбиваясь из общего контекста. Если все актеры смотрятся как сплоченная труппа, даже приглашенный Владимир Яглыч полностью доверился режиссеру, то Михаил Горевой несколько отделен от команды. Но тут сложно сказать, хорошо это или плохо, с одной стороны, спектакль утрясается, возможно, и Михаил постепенно подстроится под командную игру, с другой – своим выделением, он делает акцент на том, что его герой именно из другого времени,- тот дьявол, против которого борются. Он запросто смахивает с себя пальто убиенных, под которыми другие гнутся,  и последнюю фразу в спектакле, доверено сказать именно ему. Его демонизм – это скорее не герой в единственном числе, а та система, тот каток, под который может попасть каждый, и не зря он говорит, часто обращаясь к залу, и напоминает о том, что ведьмы здесь все, не только те, кто на сцене, но и кто в зале.

Весь спектакль разворачивается в деревянных и картонных декорациях (сценография Николай Симонов). По трем сторонам сцены картонные стены, с мелкими дырочками, через которые в зал периодически светит свет, как в глаза обвиняемым. А на сцене все предметы мебели заменяют несколько кубиков и подиум. Костюмы (Мария Данилова) выполнены в серо-черно-белых тонах. Никакой яркости в оформлении, кроме света в глаза, но свет в глаза, обращения героев в зал – это и есть главное. Спектакль не дает ответ, как правильно поступать в той или иной ситуации, но ставит вопросы, много вопросов, и предупреждает о том, что «охота на ведьм» — это не только прошлое, но и настоящее, и “охотники” и “ведьмы” всегда рядом.

Наталия Козлова

Фотографии Владимира Кудрявцева, предоставлены Театром на Малой Бронной


Create Account



Log In Your Account